Арион - журнал поэзии
Арион - журнал поэзии
О журнале

События

Редакция

Попечители

Свежий номер
 
БИБЛИОТЕКА НАШИ АВТОРЫ ФОТОГАЛЕРЕЯ ПОДПИСКА КАРТА САЙТА КОНТАКТЫ


Последнее обновление: №3, 2018 г.

Библиотека, журналы ( книги )  ( журналы )

АРХИВ:  Год 

  № 

ГОЛОСА
№2, 2003

Марина Курсанова

КАРТИНА ПИТЕРА БРЕЙГЕЛЯ,
увиденная с холма возле моего дома


В тех длительных периодах любви (дых-дах)
Сквозь деревья проступает вид (во-да)
Кромкой льда охотник семенит
С шестом наперевес — и согнут весь.

Деревья останавливают всхлип
И рыбами подныривают в снег
И рысь и рыб и рынды тихий взрыд
Океанический — в периодах любви —

Как черный ворок в воздухе лежит —
И останавливает убеганье глаз
Морские битвы и дыханье из
Охотников — на воздухе лежат.



РОМАНС

В холодное мутное зеркальце
Уездная смотрит Кармен.
На жизнь одинокую сердится
Гитарный аккомпанемент.

— У, девица! — в зеркале баловнем
Смеется залеточка-бес. —
И в дым, и не плачь, моя барынька, —
И мало ль в уезде невест!

По улице пыльные лютики,
На полке любовный роман.
Красавица, лютики слюбятся,
Как вырастет сын-графоман.

— Удельной безделицей, князинька,
Тебе мой надменный удел!..
Жестокую русскую классику
Испанская треплет метель.



. . .

Снег не шевелится — но повторяет мир
Обводом чистоты и полным цветом.
Когда я вижу вещь — я вещь на миг:
Из-под лопаток выступает ветка.

И ободок щеки, руки, волос
Так вдруг отсвечивает, как вода на веслах
(опущены в стекло,
как в ясли — Бог,
заполнены разбухшим телом теса).

Я растворяю, разжимаю кровь
Из растворенных, разлученных клеток —
Обратное движенье пузырьков
Обнимет и весло, и руку — светом.



СОН

Мне видится во сне стена, что ровно режет
Провинцию мою с названием «страна»,
И я лечу над ней, растягивая скрежет
На север и восток — на две равнины сна.

С восточной стороны в дремотный летник сорный
Вступает саранча, врезаются ужи.
Но — видишь! — стог луны качнулся на рессорах,
Подвижным холодком твой поезд окружив.

Направленный фонарь, его закрыта дверца,
Он медленно несет волну привычных вьюг.
Мне ничего не жаль: вот разве детство, сердце...
Вот разве вряд ли путь окажется на юг.

Кто вскользь не открывал глубокого движенья
Судьбы — в обрывках сна, где поезд и полет,
И белая сова с лицом широким женским
Так тяжко на стене повиснет — и замрет.


  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10 >>
   ISSN 1605-7333 © НП «Арион» 2001-2007
   Дизайн «Интернет Фабрика», разработка «Com2b»